Главная страница Карта сайта Контактная информация

Главная » О биостанции » История ЗБС » Основание и становление ЗБС »

Из истории окрестностей

В далеком прошлом

На участке высокого правого берега р. Москвы в районе биостанции от с.Троицкого до с.Луцино были обнаружены следы трех древних поселений. Одно из них находилось возле Верхних дач биологической станции (на территории дачного участка С.Н.Скадовского). Здесь в послевоенные годы при постройке дома были найдены на глубине 1 м полированные кремниевые орудия древнего человека (долота, молотки, топоры). Они относятся к распространенной в Окско-Московском бассейне так называемой фатьяновской культуре. Находка была принята в фонды Государственного исторического музея в Москве.

Другое поселение (городище) расположено на высоком обрыве над р. Москвой близ с. Луцино. Здесь у подножия крутого склона выходит родник с очень хорошей водой. По-видимому именно из-за него в этом месте поселились древние люди. Городище вошло с 1948 г. в территорию дачного поселка Академии наук СССР.

Третье поселение (городище) расположено близ дер. Бушарино на крутом обрыве над речкой Сетунью (притоком р. Москвы). Два последних находятся под охраной государства.

Памятниками русской истории служат многие окрестные населенные пункты, прежде всего Звенигород, который основан Юрием Долгоруким в середине ХII в. Звенигород был одной из многих крепостей, служивших для обороны Владимиро-Суздальского княжества (главным образом от новгородцев).

В ХII в. Звенигородские князья для сбора «мыта» основали на берегу р. Москвы село Каринское (оно расположено неподалеку от биостанции). Место выбрано, вероятно, потому, что здесь находится единственный на протяжении десятков километров вниз и вверх по реке брод с каменистым дном. Москва-река сохраняла свое значение как водный торговый путь вплоть до ХV в.

К числу издавна заселенных мест относятся также Саввино-Сторожевский монастырь и прилегающая к нему Саввинская слобода, Верхний Посад города Звенигорода и другие. Село Луцино, расположенное в двух километрах от биостанции ниже по реке, известно с 1404 г. В ХVI-ХVIII вв. оно, как и с. Шихово, было вотчиной Саввино-Сторожевского монастыря. К 600-летию Саввино-Сторожевского монастыря были изданы писцовые книги Звенигородского уезда за 1558-1560г.г (Москва, Археографический центр. 1992г.) Из них мы узнаем,что земля на которой расположена биостанция и прилежащие к ней территории были заселены многочисленными деревнями. Так, село Луцино, а в нем церковь Никола Чюдотворец, а к нему 9 деревень: Такорево, Першино, Шихово, Дубровка, Подберезки, Черленкино, Марнево, Лысоя Гора и Юшманово. Близлежащее село Шерапово также имело церковь. А к нему 13 деревень: Малые Борыгино, Мелеино, Кошкарино Игнумково, Юрьево Борыгино, Кузьмишино, Гридино Левинское, Милеев Враг, Шипули, Панютино Можначево, Каменщиково, Сидорово Саютово, Рябчиково, Пес, Воронцово.

Через деревню Устье, расположенную на левом берегу р. Москвы против биостанции, проходил земский «Екатерининский» тракт. Еще в 20-х г.г. нашего столетия по сторонам дороги двумя рядами стояли старые вековые березы. Село Гигирево, находящееся на правом берегу р. Москвы в районе биостанции, было прежде крепостной егерской слободкой. С давних времен ведет свое начало и село Шарапово, Оно некогда было центром кустарного изготовления настенных часов-ходиков. За ним водилась дурная слава «разбойного места».

По берегам р. Москвы в районе биостанции есть довольно много выходов известняка. Они не столь мощные, как в знаменитом Мячкове, где брали материал для постройки «белокаменной» Москвы, но все же давали вполне пригодный камень для строительства. Одно из таких мест – против деревни Рязань, близ устья Сетуни. На территории самой биостанции у Нижних дач была небольшая каменоломня. Она, по-видимому, служила не для добычи строительного камня, а для обжига известняка. От этой каменоломни сохранились две ямы, где брали камень – большая (ложе современного Нижнего, или Костиного пруда) и меньшая (рядом).

Три усадьбы близ Звенигорода

В конце ХIХ в. в живописных окрестностях Звенигорода стали появляться дачи московской интеллигенции. В лесном массиве на правом берегу р. Москвы на месте сегодняшней биостанции приобрели участки земли и построили на них дачи С.С.Голоушев, Н.С.Сперанский и Г.И.Россолимо. Этот лесной массив между деревнями Луцино и Аниково назывался Воронцовский лес, или Воронцы, по имени графа Воронцова-Дашкова.

С.С.Голоушев, Н.С.Сперанский и Г.И.Россолимо были ровесниками и однокурсниками по университету с А. П. Чеховым. Все они окончили медицинский факультет Московского Императорского университета в 1884 г. Сведения об этом факте мы получили в музее истории медицины при Московской медицинской академии им. И. М. Сеченова.(до 1930 г медицинский факультет при МГУ им М. В. Ломоносова, с 1930-1990г.г 1 Медицинский институт им И.М.Сеченова и с 1990г Медицинская академия им И.М.Сеченова). Интересно было узнать также, что к началу 20-го века и в преддверии 150-летия со дня основания МГУ на медицинском факультете проводили анкетирование выпускников, окончивших курс в 1884-1899 г.г. В альбоме «Врачи окончившие курс в Московском университете в 1884г» помещены фотографии и краткие ответы выпускников. Рассказы о себе Г.И.Россолимо и А.П.Чехова настолько интересны, что мы приводим их здесь полностью.

Россолимо Григорий Иванович, родился в Одессе в 1860 году; здесь кончил курс Ришельевской классической гимназии, признаться, далеко не первым и не вкусив ни разу сладости гимназических наград – в 1879 г., когда почувствовал себя счастливым, устроившись в Москве медиком 1-го курса. Университетские годы, лучшие годы его жизни (пока?), прошли в деятельном и искренне удовлетворявшем его общении с товарищами при усердных занятиях естественными и медицинскими науками, доходивших порою до истинного увлечения всем, как из области лекций и книг, так и из области лабораторий, что имело отношение к невропатологии и психиатрии; на изучение этих предметов и отно­сящихся к ним отделов анатомии, физиологии, общей патологии и патологической анатомии, посвящалась почти вся учебная и научная энергия, так что, хоть и стыдно, а надо сознаться, у него такая обширная отрасль, как практическая хирургия со всеми, входящими в ее составе мелкими подотделами, была в полном пренебрежении, в этом, впрочем, особенной вины и нет: это вытекало не только из принципиального отношения к университетской медицинской науке, но и из недостатка времени в пределах пятилетних рамок. Будучи студентом IV и V курсов проявил, между прочим, активную деятель­ность в том, что опубликовал свои 2 первые научные работы. А далее идет перечень фактов следующих:

В конце 1884 года, по окончании курса сдал докторский экзамен; через год утвержден- на 3 года ординатором Кли­ники Нервных болезней проф. А.Я.Кожевникова. В 1887 г. напечатал и защитил диссертацию на тему из области физиологии спинного мозга, написанную под строгим критическим и в тоже время дружеским надзором незабвенного покойного приват-доцента Моск. Унив. В.Е.Глики.

В 1889 г. утвержден приват-доцентом по кафедре нервных и психических болезней, причем первые 2 года пре­подавательской деятельности провел при клиниках проф. Кожевникова и проф. Остроумова. Но с 1891-2 года ему предоставлено факультетом самостоятельное заведование клиническим отделением нервных болезней при Университетской Императ. Екатерининской больнице, каковое продолжается и по сею пору. Лекции все время читались по пропедевтике нерв. бол., и по клинике тоже нерв. бол. В то же время вел научные занятия в своей клинической лаборатории и имел счастье гордиться некоторыми из. своих учеников.

Состоит консультантом, больницы Св. Царицы Александры. До настоящего времени опубликовал до 45 научных работ, кроме чего прочел несколько публичных лекций (в том числе три курса публичных лекций из различных отделов невропатологии), и несколько публичных речей в годичных заседаниях ученых Обществ.

Состоит действительным членом:

  1. Общ. невропатологов и психиатров при Моск. Унив. (Член Совета).
  2. Психологического Общ. при Моск. Унив.
  3. Педагогического Общ. при Моск. Унив.
  4. Физико-Медиц. Общ. при Моск. Унив.
  5. Антропологич. Отдела Общества Любителей Естествознания, Антропол. и Этнографии.
  • Состоит Председателем Отдела Семейного Воспитания Педагогич. Общ.
  • Состоит членом корреспондентом С.-Петербургского Общества Психиатров.
  • Ведет отдел нервных болезней в „Клиническом Журнале».

Какой же вывод из всего вышесказанного?

Внешних результатов, конечно нет никаких: учился, производил исследования и учился, учил в течение более 10 лет и все-таки учился, и остался вольным ученым и вольнопрактикующим врачом. Гораздо важнее результаты внутрен­ней, духовной работы: они подтверждают все то, ê чему сводился самоанализ при первых же шагах на медицинском поприще: медицина – это та же жизнь, вернее вся обширная область отрицательных сторон жизни; кто любит медицину и хочет ее знать, тот должен с головой погрузиться в личную и общественную драму жизни, подходя к ней со всех сторон, входя в нее во все двери, открываемые всевозможными классами, профессиями, направлениями, общественными условиями. Для этого необходимо жить всесторонними духовными интересами, а это, в свою очередь, только и может сблизить с людьми и обществом в моменты страданий, может заставить жить страданиями ближнего до полного отрешения от собственных ощущений.

Имеет дочь 6 лет – ей посвящает свои досуги и ей посвящает свои педагогические работы.

Не имеет ни чинов, ни орденов.

Чехов Антон Павлович. Родился 17 янв. 1860 года в Таганроге. Учился сначала в греческой школе при церкви Царя Константина, потом в Таганрогской гимназии. В 1879 г поступил в Московский Университет на Медиц. Факультет. Вообще о факультетах имел тогда слабое понятие и выбрал медицинский факультет – не помню по каким соображениям, но в выборе потом не раскаивался. Уже на первом курсе стал печататься в еженедельных журналах и газетах, и эти занятия литературой уже в начале 80-х годов приняли постоянный, профессиональный характер. В 1888 г. получил Пушкинскую премию. В 1890 г. ездил на ост. Сахалин, чтобы потом написать книгу о нашей ссыльной колонии и каторге. Не считая судебных отчетов, рецензий, фельетонов, заметок, всего, что писалось изо дня в день для газет и что теперь было бы трудно отыскать и собрать, мною за 20 лет литературной деятельности было написано и напечатано более 300 печатных листов повестей и рассказов. Писал я и театральные пьесы. Не сомневаюсь занятия медицинскими науками имели серьезное влияние на мою литературную деятельность; они значительно раздвинули область моих наблюдений, обогатили меня знаниями, истинную цену которых для меня, как для писателя, может понять только тот, кто сам врач; они имели также и направляющее влияние и, вероятно, благодаря близости к медицине мне удалось избежать многих ошибок. Зна­комство с естественными науками, с научным методом всегда держало меня на стороже и я старался, где было возможно соображаться с научными данными, а где невозможно,–предпочитал не писать вовсе. Замечу кстати, что условия художественного творчества не всегда допускают полное согласия с научными данными; нельзя изобразить на сцене смерть от яда так, как она происходит на самом деле. Но согласие с научными данными должно чувствоваться и â этой условно­сти, т. е. нужно, чтобы для читателя или зрителя было ясно, что это òîëьêî условность и что он имеет дело со сведущим писателем...–К беллетристам, относящимся к науке отрицательно, я не принадлежу; и к тем, которые до всего доходят своим умом–не хотел бы принадлежать.

Что касается практической медицины, то еще студентом!, я работал в Воскресенской земской больнице (близь Нового Иерусалима) у известного земского врача П. А. Архангельского, потом неделю был врачом в Звенигородской больнице. В холерные годы (92, 93) заведовал Меликовским участком Серпуховского уезда.

Впервые А. П. Чехов посетил Звенигород в 1883 г. Летом этого года семья Чеховых жила на даче в Воскресенске (Истре) у брата писателя. В июле 1884 г. он отправился в Звенигород уже в качестве заведующего Звенигородской больницей. «В настоящее время я нахожусь в граде Звенигороде, где волею судеб исполняю должность земского врача, упросившего меня заменить его на две недельки». Чехов наслаждался подмосковной природой, рыбной ловлей, охотой, сбором грибов. «Природа роскошь – так бы взял и съел ее», – писал он отсюда. В другом его письме «Природа здесь гораздо левитанистее, чем у Вас... В природе столько воздуха и экспрессии, что нет сил описать... Каждый сучок кричит и просится, чтобы его написал Левитан». Возможно, восторженные отзывы А. П. Чехова о звенигородской природе и повлияли на выбор этого места его однокашниками.

Немного о владельцах дачных участков в Воронцовском лесу и об их усадьбах. С.С.Голоушев – известный в то время врач, журналист, художественный и театральный критик (москвичи знали его по литературному псевдониму С.Глаголь). Он одним из первых обратил внимание на талант И.И.Левитана и посвятил Звенигородскому периоду творчества художника две статьи. Усадьба Голоушева была расположена в крайней западной части лесного массива. Голоушев владел ею недолго и вскоре она перешла к семье Вальц. Глава семьи К. Ф. Вальц – декоратор Большого театра, заслуженный артист РСФСР, автор книги «Шестьдесят пять лет в театре», которая вышла в свет в 1928 г. Дом Вальца до наших дней не сохранился. На его месте сейчас можно видеть только остатки кирпичного фундамента. На территории усадьбы до сих пор остались старая пихта, куртины спиреи, несколько крупных бальзамических тополей, садовый жасмин, рябинник и др. Хорошо сохранилась старая еловая аллея (ей уже около 80 лет). Память об усадьбе осталась в топографических названиях: Вальцевский овраг, Вальцевская дорога и др.

По оврагу, называемому теперь Столовым, шла граница дачи Вальца с дачным участком профессора Московского университета, врача-дерматолога, Н.С.Сперанского. Эта территория получила название Нижние дачи. Здесь был построен дом с открытым балконом и украшавшими его колоннами, задуманный как копия старинного усадебного дома с картины В. Д. Поленова «Бабушкин сад». Ныне в доме размещается музей биостанции, лаборатория почвоведения и жилые помещения, Рядом с домом сохранилась небольшая изба-кухня. Она использовалась впоследствии как виварий, а сейчас оборудована под жилье, к ней пристроена летняя лаборатория. Неподалеку от первого дома был построен еще один, который Сперанский подарил старшей дочери О. Н. Осиповой. В наше время этот дом называют «Мамонтовским». Здесь живут ведущие практику преподаватели биологического и геологического факультетов. От времен Сперанских сохранилось название поселка биостанции – Нижние дачи, хотя здесь никаких дач уже нет.

Третья усадьба особенно тесно связана с историей биостанции. Она принадлежала Г.И.Россолимо. Здесь на участке в 50 га, называвшемся Дофиновка, было построено несколько домов. По своему положению на самом высоком месте леса этот поселок получил название Верхние дачи, сохранившееся до наших дней. Дом был построен после 1905 г. Недалеко от дома был найден родник, вокруг которого соорудили грот. Источник получил название «Чеховский ключ» в память о многолетней дружбе, связывавшей А. П. Чехова и Г.И.Россолимо.

Будучи до 1911 г. профессором Московского университета, а затем, в 1911-1917 г.г. профессором университета Шанявского, Г.И.Россолимо много занимался детской психологией и дефектологией. При его непосредственном участии было основано Общество невропатологов и психиатров. В увековечение памяти выдающегося врача Г.И.Россолимо Большой Божедомский переулок в Москве переименован в улицу Россолимо.

Г.И.Россолимо женился на М.С.Скадовской (вдове известного украинского художника) и усыновил ее семилетнего сына Сергея. Так Сергей Скадовский попал на дачу отчима под Звенигородом в то место, где впоследствии он основал биологическую станцию.



версия для печати



Ближайшие события


Весь календарь »

Обновления календаря

Если произошли какие-то изменения в программе, добавились новые документы - эти изменения появятся в данном блоке
обновлено событие
14.08.2015 Школа-семинар молодых ученых «Наука о поведении: четыре главных вопроса» Положения, стартовые протоколы и другие документы
26.11.2014 Ориентация и навигация животных Положения, стартовые протоколы и другие документы Опубликованы результаты Опубликованы фотографии
03.09.2014 Международная конференция «Птицы-дуплогнездники как модельные объекты в решении проблем популяционной экологии и эволюции» Положения, стартовые протоколы и другие документы

Посмотреть еще »





Почтовый адрес:
119899, Москва, ул. Воробьевы Горы, д. 1 стр. 12, МГУ, Биологический ф-т.,
Звенигородская биологическая станция

Телефон для справок: +7 (495) 992-42-14, 939-27-57

E-mail: zbs-msu@yandex.ru

© 2017 Звенигородская биологическая станция имени С.Н.Скадовского
- создание сайта, 2013